Карта Карпат
В-Карпатах - всё об украинских горах Карпатах - статьи, фото, другие материалы.

Люблинский Сейм




 Сеймов созывалось много, много списывались и уний, но литовцы все еще держались на своем национальном почве вне всем постановлениям и твердо стояли на автономии. Когда и на этом Люблинской сейме поляки хотели начать дело от древних Унионная, то литовские автономисты заявили, что тех всех древних актов они не признают. «Хотя вы их и хоронили хорошо по сундуках, но они выветрились» - и требовали ясно, на письме, чтобы выложили поляки, чего они, собственно, хотят. Долго не зиходилы поляки с этой позиции древних актов; епископы их сладко пели о взаимной любви, братстве и т.д.., Но на это литовцы говорили, что они - люди из холодного края, теплые слова их трогают и им надо ясно изложить на письме, о чем речь.


Тогда поляки сделали свой проект унии, но такой, что и слепому стало видно, чего они добиваются. - «Ваш проект, - говорили литовцы, - отбирает у нас наше государство, нашу честь, все наши свободы, власть в крае, права и привилегии - все. А о таких вещах мы с вами ни письменно, ни устно не хотим говорить. Ибо мы действительно приехали по братскую согласие, а не на то, чтобы казнить свое государство и своего князя. Если бы мы "на такое согласились, то было бы это и против совести и против присяги нашей» .Против польского проекта унии литовцы выдвинули свой. В главных чертах он выглядел так.Короля поляки и литовцы должны выбирать вместе, но все же в Великом княжестве Литовском король имеет право распоряжаться только после того, как его особным актом и церемониалом «поднимут на княжество» в Вильне. Управляется каждый конец своим особным сеймом, а общие сеймы созывается только в делах внешней политики, обороны, совместных налогов и т.д.. Административные лица в Литве имеют * быть только из врожденных литовцев, а не присланные из Польши. Монета Литва иметь свою, хотя и во всем похожу на польский. Всякие предельные споры решаться имеют особое предельными судами и т.д.. Словом, как видим, Литва стоит на естественном грунте автономии, которая единственно может быть залогом, что один народ не будет господствовать над другим.

Но полякам следовало не равенства и справедливости, а рабства литовского. Они даже и слушать не хотели о литовский проекти обратились к королю, чтобы он своей властью приказал литовцам принять проект польский. Король, очевидно, согласился и призвал к себе литовских послов, но они, видя, к чему оно идет, и боясь насилия над собой, ночью выехали вон из Люблина.Что же на то проповедники братства и любви - поляки? А поляки постановляют перевести унию с Литвой и без Литвы. Король объявил, что у всех, кто уехал, он отбирает их чины, их должности и объявляет их под королевским своим гневом, а послушным литовцам объявляет свою королевскую милость и обещает наградить. Сейм же польский прямо постановил объявить войну Литве, а перед тем напустить на нее татар. Такая это «любовь и братство».

И здесь уже сейчас все вообще говорилось просто на этом сейме. Раскрыли поляки карты и по украинскому земель150. Или с унией, или без унии, а Волынь должна быть наша », - говорили поляки. А краковские послы так прямо советовали ничего не ждать, идти походом на Волынь. И только вопрос - а откуда взять деньги? - Немного охладило воинственную шляхту. Но акт о приобщении Волыни в Польшу все же был выдан, и в нем говорилось, что земля Волынская всегда принадлежала Польше «целым и полным и несомненным правом». Правда, шляхте волынской украинском были на бумаге признаны равные права со шляхтой польской; должности на Волыни обещали давать только украинского. Но из всего ничего, ничего не было дано в действительности. Сейчас же на Волынь были посланы гонцы с объявлением, что отныне Волынь является уже частью Королевства Польского, а господам волынским пове-ливалося приехать на сейм в Люблин. Был назначен срок.

Но волынская шляхта не появлялась на сейм, отказывалась под теми или иными предлогами. Это привело в злость поляков. Особенно они узлостилися во епископа луцкого Сен-бицького, который мало того, что не приехал, но и «письмо Вашему Королевской милости написал не по-польски, не по-латыни, а по-украински»! Разве это может не возмутить? И послы требовали, чтобы король за это отобрал у Вербицкого все, что можно отобрать, а вообще послам волынским пригрозил тем же, чем и литовским.Король был только игрушкой в ​​руках господ польских и на все соглашался и все делал по своей воле. Пригрозил и Волыни, что отберет у них все достоинства, все государства - и кто плохиш, начал прибывать. Здесь им сейчас же велели присягать польскому королю. И как не медлили, как выкручивались, а под угрозой потери имений присягнули все. Так Волынь подверглась Польшу. Поляки сами даже не ожидали, что пойдет так гладко, и, осмелев, взялись за Брацлавщину. Более - даже при Киевскую.С Брацлавщиной хлопот было мало: объявлено было просто, что Брацлавщина - это часть Волыни, а Волынь уже польская провинция, то и Брацлавщина ней должен быть - и конец.

И Киевщина была присоединена. С насмешкой над историей, над правами народа украинского государственный акт писал такие строки: «Из всех старых историй и писаний каждый сам убедиться может, что Киев был и является столицей Русской земли, а земля Русская вся с древнейших времен от предков наших королей польских вместе с другими частями земли нашей к Королевству Польскому была присоединена частью войнами, частью добровольным объединением и наследием по подданных князьях русских, которые были землю Русскую на части между собой разорвали, но все же она к единству и собственности Короны Польской пришла как из привилегий, которые в казны нашей скрываются, явно каждый сам увидеть может, между теми привилегиями много можно найти и таких, которые о землю Русскую и княжество Киевское то удостоверяющие, Ицо они к Короне Польской вечным правом незбитим принадлежать имеют ».

Так заявляла свои права на Украину Польша. Так же заявляла их и Москва. А на самом деле, если кто хочет кого проглотить, то по истории все может сделать себе маску подливку.Итак, из Люблинского Сейма почти вся Украина оказалась в руках Польши. При Литве осталось только немного древних украинских земель с Берестейщины и Плищины, но самой Литвы не стало и вся она попала под власть польского чиновника, то и формальное належання то ничего не значило. Еще немного украинских земель СиверщиниИМ осталось в руках Москвы, но в начале XVII века их забрала Польша, так что некоторое время вся Украина находилась под Польшею.