Карта Карпат
В-Карпатах - всё об украинских горах Карпатах - статьи, фото, другие материалы.

Писарь Запорожского войска Иван Глоба

Писарь Запорожского войска Иван Глоба


О его детстве и начало трудовой деятельности мало что известно. Хотя можно предположить, что он родился в семье крестьянина или рядового казака, а потом пошел «искать счастья» на Сечь, недоволен условиями жизни. Происхождение фамилии Глоба, очевидно, связано с сельскохозяйственными работами и означает «перекладина», «Шест», которую клали сверху на стог сена (хлеба), чтобы ее не разносил ветер. В переносном смысле оно еще имело такие, значение: хлопоты, забота, бремя, неприятности ...

Говорили существовала: «Вот мне глоба на шею с отцы работой». Как писал в свое время А. Скальковский в работе «История Новой Сечи или последнего Коша Запорожского» (1885-1886), а вслед за ним и П. Ефы-Менк, находясь уже в рамках «Вольностей Запорожских» , И. Глоба сначала служил простым писарем на казацких перевозах , а затем и в паланках - административно-территориальных единицах (округах) Новой Сечи. Однако известно, что уже в 1754-1756 pp. он стал причастным к «Дела о тайных разведки, запорожцев в Турции по подготовке к войне» и от имени Коша ездил в Санкт-Петербург к графу, генерал-аншефа П. Салтыкова со специальным «донесение» о сечевые проблемы. «Простому» казаку, разумеется, не поручили бы такого.1762 p. И. Глоба низовиков избрали войсковым писарем - одной из высших должностных лиц. Тогда же он снова вместе с кошевым атаманом Григорием Федоров поехал в Санкт-Петербург с ходатайством о «правах и вольно-сти» запорожцев. Там он оставался и в следующем году, потому что сразу не смог выполнить возложенное на него задание.

1765 военный писарь числился уже в составе депутации кошевого П. Калнышевского, старшины В. Пишмича и других официальных лиц к российскому императорскому двору с очередной челобитной о возвращении запорожских земель и с просьбой их переподчинении Коллегии иностранных дел вместо Малороссийской коллегии. При этом они ссылались на жалованную грамоту Польского короля Стефана Батория 1575 и универсал Богдана Хмельницкого в 1655 p., Которые и гарантировали их права на владения. Серьезно занимаясь делами низовиков, военный писарь «не забывал» и о свои личные потребности. Вел постоянное частная переписка с П. Калнышевским, П. Румянцевым, А. Безбородько и другими представителями власти.

Судился с разными лицами по-отобранные у них угодья. Занимался хозяйством, на котором работали наемные рабочие. Так, в 1769 г. в Глобы значилось 13 рабочих, а в 1775 г. - уже около 20. На время ликвидации Сечи общая стоимость имущества последнего составляла более 31 тыс. руб., И это без учета нескольких крупных водяных мельниц, изъятых имеющихся капиталов (21,5 тыс. руб.) И векселей на сумму 5,6 тыс. руб. Кроме того, он активно торговал с жителями Гетманщины, где жили его родственники, в частности Иван Чернюк и Федор Глоба (Полтавщина).Иван Яковлевич принимал непосредственное участие в русско-турецкой войне 1768-1774 pp., Когда летом 1770 г. царская армия  во главе генерал-аншефа П. Румянцева победила в битвах вблизи рек Ларга и Кагул. Лично писаря вместе с другими героями-казаками Екатерина II наградила за храбрость и военные заслуги золотыми медалями, что свидетельствует «Дело о пожалованных высочайше господину Кошевому Калнышев-скому и двенадцати старшинам войсковым золотых медалях. 1771 г. »

. Писарь отличался среди казачества не только смелостью, но и острым умом, глубокими знаниями и смекалкой, благодаря чему считался на Сечи одним из самых умных воинов. Это, в частности, может подтвердить и тот факт, что именно ему в 1762 p., Во время «восшествия на престол» Екатерины II, поручили составить приветственную речь, которая начиналась такими словами: «Вся премудростию, силой, славой и благостию своею согворивый Господь вечно и непоколебимо узаконили рекам ведати свой юг, магнит север, туче восток, солнцу запад, нам же, человекам, учрежденную над собой власть ». Выступление от имени «низового общества» очень понравился императрице, а потому она «милостиво позволила Кошевого атамана и старшину в своем покровительстве обнадежить, и как атамана, так и старшину, припадших к стопам е.и.в., жалов к руке».

Однако это не помешало Екатерине II отдать приказ в 1775 г. разрушить Сечь, а высшее старшину обвинить во всех «грехах» низовиков.Однако еще в первой половине 70-х годов кошевой атаман П. Калншпев-ский, судья М. Косап, а с ними И. Глоба и другие «собратья» ифодовжувалы выезжать с ревизией по «вольностей запорожских», составлять журналы путешествий, накладывать собственные резолюции на жалобы казаков, заниматься делами о составе, размещение, снабжение провиантом форпостнои команды в устьях Буга и Днепра .А уже 1776 большинство из них оказалась в ссылке. Указ Св. Синода предусматривал строгое содержание, «Чтобы Узник ... Были безвыпускно из монастырей и удалены бы ни были не только от переписок, но и от всякого с посторонним людьми обращения ».Глоба умер в неволе 1790 или 1791 После того, как его не стало, об этом с тобольского наместнического правления поступило сообщение представителям центральной власти в г. Екатеринославе.

Последние и приняли решение о розыске родных «умершего секретного Арестант». Ближайших родственников покойного обнаружили у г. Новомосковска, в частности сестру Авдотю Яковлевну Бойко  и племянницу Елену Байкову. им на руки и выдали имущество, оставшееся после Ивана Глобы: сундук, обитый железом, несколько кафтанов, ковров и шуб, кожух . Унаследованные деньги родственники оставили Туруханском монастырю, где и закончил свою жизнь последний писарь Войска Запорожского.

Читайте также: