Карта Карпат
В-Карпатах - всё об украинских горах Карпатах - статьи, фото, другие материалы.

Казаки-характерники

Казаки-характерники


Система подготовки, воспитания и обучения казацких «спецназовцев» постоянно вызывала интерес многих руководителей спецслужб разных стран мира. Очевидно поэтому долгое время даже сама тема пластунов оставалась недоступной для широкой общественности. Как стало известно, частично на использовании их традиций, знаний и опыта базировалась эффективность работы советской военной разведки , постоянно конкурировала с КГБ. В отличие от последней, Главное Разведывательное Управление не создавалось на «пустом месте». Мало кто знает, что первым руководителем советской военной разведки стал начальник контрразведки царской армии генерал-лейтенант Д. Бонч-Бруевич, родной брат личного секретаря Ленина В. Д. Бонч-Бруевича, который был по происхождению из черниговской казацкой семьи, знаком с Пластом по своим служебным обязанностям. После революции его не только не репрессировали, а даже назначили руководителем Военно-Революционного комитета. Позже Сталин присвоил ему и генеральское звание.

Именно из числа личного состава таких элитарных подразделений Войска Запорожского, после многолетней науки, как правило, и выделялись так называемые козаки-характерники. Это самая высокая каста среди запорожцев, которая овеяна сегодня еще большей тайной, чем сами «пластуны». В народе говорят, что это такие люди, которые с всякой беды могут себя спасти, которых пуля не берет и какие из «чертом» разбираются.

Как известно, запорожцам запрещалось приводить на Сечь представительниц слабого пола, и некоторые, свободные от брака, целью жизни выбирали максимальный физический и психофизическое развитие. Они настолько усовершенствовали возможности собственного организма современники нередко начинали верить, будто у этих людей вселились сверхъестественные силы, а поэтому их называли «колдуном» или «характерниками».В источниках, исторических сочинениях сохранились упоминания о казаках, которые могли наводить «ману», гипнотизировать толпы людей. Например, «« казак Ва-сюринський », который жил на Сечи в XVII в., Имел столь сильное биополе, что большинство из его окружения не выдерживала. Когда он причащался, - говорится в одном из тогдашних документов - четыре человека держали священника, чтобы тот не упал от одного «духа» богатыря. Потому что, как только он дохнет - от его дыхания человек падал с ног. Характерником можно считать и знаменитого кошевого Ивана Сирка, который не проиграл ни одного сражения. Даже после смерти его «дух» продолжал помогать запорожцам Как известно, у него, покойного, отрезали руку и сделали своеобразные мощи, которые выносили на передовую в тяжелые моменты боя со словами: «Стой, назад! Рука и душа Сирка с нами ». Позже, во время разрушения в начале XVIII в. Запорожской Сечи, состоялась встреча с характерником, который якобы также одним дыханием мог убить мужчину. Подобные «возможности», если анализировать легенды, можно было наблюдать в китайских цигун, японских ниндзя, секрет которых - внутренняя энергетика, приобретенная через специальные дыхательные упражнения.

Современная наука признает некоторые феноменальные возможности человеческого организма, но объяснение и осознание принадлежит будущему. Как и то, почему отдельным казакам удавалось достичь невероятного эффекта, когда «тело играло». Тогда, по преданию, они боль от ударов не испытывали. Такие воины быстро концентрировали внутреннюю энергию, могли мысленно защитить ту часть тела, куда направлялся удар нападающего: «И сабля отскакивала от мужа, не предоставляя йомушкоды». «Выдумки!» - Может возразить читатель. Возможно ... Но почему же «фанаты» так настойчиво приписывают подобное и некоторым восточным системам, например, искусству тибетских монахов «катеда» и «школе железной рубашки» в кунг-фу и каратэ. В середине 70-х роков прошлого века ходили слухи, будто Брюса Ли убили не касаясь, только,  помощью концентрации внутренней энергии его старшие коллеги-наставники за то, что тот предал высоким идеалам кунг-фу и занялся рекламой, снимался в кинематографе.

Характерники в Войску Запорожскому имели свои знамена. Некоторые из них изображали своеобразный знак шит серебром на пурпуре или золотом на белом, имели значение - «Проникновение», что стало одной из главных задач характерников на Сечи. В ближайшем окружении кошевого предполагалось наличие особо доверенных лиц - двух-трех характерников на случай "какой-то ситуации. Прежде всего речь идет об охране« отца-гетмана »низовиков. Нередко они предназначались учителями юношей из военного дела. Высоких должностей, в основном, избегали. Именно характерникам принадлежит «авторство» нескольких боевых техник, которые делали казачество, как правило, непобедимым в бою.

При этом самое главное было достичь состояния «вихря», когда раскованность и обособленность приобретали высокого уровня - «беспристрастности». Входили в него на «безумном аллюре», быстро вращая над головой саблю. Вдруг заблуждение ... «Казак исчезал». Зато полем проносился адский вихрь.Одежда - просторный, его любило казачество, чтобы движения были Свободные, неудержимые. Однако после боя выходил колдун в лохмотьях, под дружный хохот братьев.Характерники имели свой кодекс чести, правила, которыми руководствовались в Жизни. Он принципиально отличался от восточных, также базировались на сущности бытия. Когда на Востоке сосредоточение шло только на личности, внутреннем мире, то в казачестве личное пидпорядкувалося «общем», «товарищеском», связанному с общественным делом.

Важнейших правил, которыми руководствовались характерники, было несколько. Касались они и обучение молодежи. «Никогда не учи того, кто еще не умеет». На первый взгляд здесь прослеживается алогизм. Однако парадокса в этом нет. Речь идет о том, что нельзя научить того, кто еще не приобрел внутренней зрелости для овладения Знанием. В этом правиле существует интересный подтекст - человек сам в себе несет Знание, учитель лишь помогает его обнаружить. Второе правило следующее: «Умей делать то, чего желаешь себе сам». То есть: не отступать ни перед чем, не «увлекаться» прелестями мира, постоянно прислушиваться к своему внутреннему голосу - он подскажет, как следует себя вести. Третье правило касается взаимодействия человека Знания и окружающей среды: «Никогда не будь таким, каким бы тебя не считали другие». Это - о рамках поступков, выход за их пределы.

Обучения ... Оно было длительным и суровым. Чародей - учитель пристально следил за тренировками юношей, в его процессе отмечая хворостиной на земле степень оценки естественной способности каждого. Если выходил треугольник - это свидетельствовало о среднем развитие личности, четырехугольник - широкие возможности, значительные способности и, соответственно, требовало большего внимания, грунтовиНишои подготовки. Когда получалось круг - это был знак универсальных возможностей, признак будущего колдуном. Упражнения, которые выполняла способная казацкая молодежь, должны быть интересными, поучительными, но не упрощенными. Например, такие.

Видение своего «размера». Дело, знакомая всем нам с бытовой проблемы: выбор одежды и обуви, орудия труда. Относительно нашего аспекта, люди должны были знать: «возьми высоковато и не выполнишь - можешь погибнуть на поле боя. Возьмешь низковато - снова поражение ». Например, молодого казака посылали в лес по шест, с которой он имел прыгать через высокий забор. Не такая, не «своего размера» шест не позволяла ловко прыгнуть: Кроме того, важно взяться за нее в том месте, где надо. «Высоких - сломается, низковато - прыжок не получится». Практиковалось бросания камней на расстояние . Длина, форма и вес сабли также имели соответствовать особенностям каждого казака. Под «свое тело» и «свой характер» избирался лошадь. В жизненном калейдоскопе казаков приучали видеть ключевые события, которые могут повернуть ситуацию в нужном направлении. А дальше умение определить «размер» уже работало в измерениях измененного состояния сознания.

«Скорее тень». Юношу ставили спиной к солнцу. Он отчетливо видел на стене собственную тень. Задача состояла в том, чтобы коснуться стены быстрее, чем это сделает его тень. При обычных обстоятельствах выполнить невозможно. Лишь тот, кто переходил в «другое измерение» сознания, становился быстрее собственную тень. Выполнение этого упражнения мало делать движения будущего колдуном. сверхвысокими, практически незаметными для глаза.

«Истинное видение и беспристрастность». В глухом лесу, вблизи болота, полного «всякой нечистой, ставили шесть столбов по кругу. Темный вечер в одном месте между столбами зажигали костры. Юноша должен был ходить по внешней неосвещенной части круга и смотреть просто периед собой. Тьма, затем костра ослепляет глаза, мерцающие тени столбов, ночные тревожные звуки из болота, - все это заставляло властвовать собой и контролировать ситуацию. Сначала бывало жутко, однако впоследствии казак осваивался: все равно - костер вокруг него, рядом ночное болото. Закалялась воля, воспитывалась беспристрастность,

«Согласование с внутренней Силой». Это не только сложнее предыдущие задачи, но и опаснее. На длинном стволе, размещенном горизонтально над головой казака, вешались длинные сетки с камнями, в шаге друг от друга. Ночью с одного края ствола на короткое время зажигали огонь, раскачивая время сетки с камнями. Козак должен был идти на свет вдоль ствола и не затрагивать камней, которое могло ранить. Двигаться надо было быстро, ПОКА горел BOFOHb.

«Вхождение в силу через ритм». На тропинке, извивалась среди густо поросшего поля, разлагалось камней. В темноте надо было быстро пройти тропы, уловив именно тот «ритм», чтобы не споткнуться и не упасть. Овладение этой методике воспитывали выносливость в длинных переходах.

«Полное раскрытие сил». Упражнение выполнялось летом. На молодого лили воду - пока он не становился бы насквозь, «не замечая» разницы между собой и водой. Затем оставляли «сушиться» под палящим солнцем - пока не исчезало ощущение спекотности. Под вечер будущего характерника вели в лес, где он в прохладе приходил в себя. Так он приобрел неведомой до чувствительности к окружающей природной энергии. Под самым дубом казака оставляли наедине. А ночью совершали внезапное нападение со всех сторон. Реакция заключалась в «вулканическом пробуждении» внутренней силы. Корректировать эту силу, соответственно Те использовать на практике, то была дальнейшая наука.

«Остановка времени и переход в другой пространственное измерение». Над глубокой водой избиралась утес, с которого не было видно снизу. Казаку давали палку и приказывали, крепко держа ее обеими руками перед собой, сбежать с обрыва. Заранее под обрывом стелили солому - чтобы юноша не убился, однако он не знал ни о пропасти, ни о солому. В момент отрыва от земли мало возникать впечатление «остановка мира», потому что впереди была предсказуема гибель. Так учились познавать то, что за чертой видимого.

«Прекращение внутреннего диалога». Ученик должен сидеть напротив колеса крутилось, и следить за отметками на нем, которые были сделаны друг против друга. Довольно скоро он переходил в измененное состояние сознания. Тем практика осложнялась - и вот вместе с колесом вращалась еще и в горизонтальной плоскости.

«Видение« золотой »середины». Сначала казака учили печь хлеб. Потом - различать лекарственные растения и готовить лекарства, заранее «видеть» влияние зелья на человека. Кстати, знание полезных и отрицательных свойств растений считалось необходимым для всех казаков. Характерники изучали их особенно тщательно.

«Понимание поведения и речи животных». Чародей, например, прикладывал левую руку к сердцу коня или пса, правым ухом слушал их дыхание. И старался понять их, объединиться. Через нередко имел верного охранника в лагере и товарища в бою. «Входить духом» в животное или птицу учили так. Сажали юношу на ствол дерева, как на коня. На правую руку сажали  ястреба. После их «энергетического слияния», птицу отпускали. Козак времени должен был видеть все то, что видел птица с неба.


Методик обучения было множество. Однако для каждого они "складывались сугубо индивидуально. Способного юношу опытные характерники вели «путем Знайня» каждый день. Это не обязательно предполагало специальные тренировки: у вечернего костра шли «обычные» рассказы о боевом жизни, схватки с врагами, события в Украине и за рубежом. А еще было достаточно шуток, ибо без них не существовало настоящего «казацкого духа».

Когда учитель - чародей считал, что учеником науку освоен, происходил ритуал посвящения в характерники, их существовало несколько разновидностей. Один из них проходил в степи, где в полночь разлагалось большой костер, возле которого широким полукругом садились «старшие». Молодой колдун становился между полукругом и огнем. Начинали петь соответствующих песен, постепенно создавая у юноши надлежащее настроение, одновременно укрощая пламя. Наконец огонь угасал и открывался широкий тоннель, склгидений из тесаных глыб. Ним шел юноша - как внутришним1 пространством. Шаг вхождения туда обозначали двумя бычьими рогами за костром. Через левый, месячный рог, открывался путь к пространству, через правый, солнечный - молодым идти запрещалось.

Вождение: приходит юноша в дом, куда его приглашала украшена, хорошо одетая девушка. В доме стоит длинный стол. По обе стороны сидят два деды, олицетворение Солнца и Луны, и спрашивают казака, зачем пришел. Если в ответе чувствовался не только разум, но и чистота души, тот получал звезду на ладонь правой. Это была пропуск в легендарного казацкого моста, дугой охватывал два берега туманного реки. Молодой колдун имел право идти только до середины: там его падала молния. ее энергия включала в характерники те высшие способности, которые уже были присущи его внутреннему естеству. Этот удар молнии был последним моментом ритуала. Открывался путь к вхождению в различные энергетические горизонты мира, путь настоящего характерника.

Бесспорным является такое - эзотерический мир характерництва требует новых научных изысканий, подтверждения или, опровержения. Неотъемлемой составляющей техники боевого гопака, безусловно, были и средства защиты. Они предусматривали уклонения от ударов методами отходов, отскоков, приседаний, отражения или блокировки. Филигранным «па» военного танца учили так, как и акробатов: с помощью разнообразных кожаных ремней, которые прй неправильном выполнении приема ограничивали движения руки или ноги. Постепенно усвоены и мастерски овладели (почти до автоматизма) движения позволяли казакам удивлять своих коллег виртуозностью исполнения упражнений и поз, даже на столе был заставлен едой и. напитками, при этом не затрагивая ни рюмки, тарелки или штофа.
 

Читайте также: