Карта Карпат
В-Карпатах - всё об украинских горах Карпатах - статьи, фото, другие материалы.

Жестокие нравы Запорожской Сечи

Жестокие нравы Запорожской Сечи


Долгое время на Запорожской Сечи существовал жестокие способ наказания виновного, который был известен еще с далекого средневековья. Он заключался в том, что убийцу хоронили заживо вместе с его жертвой. Очевидно, этот «варварский» обычай перешел на Гетманщине в виде символического приковывание преступника на время к телу убитого или его гроба. Как свидетельствуют современники, это был очень действенный метод наказания убийц. С одной стороны, он даже отличался некоторой гуманностью, ведь виновного в смерти человека не лишали жизни. И, безусловно, зная о чрезмерной жестокости этой казни, лишь единицы потенциальных убийц решались воплотить свои намерения в жизнь.

Убийца оставался прикованным к гробу иногда в течение нескольких суток. Часто в таком виде он сопровождал свою жертву в церковь, а затем на кладбище. В закрытом помещении храма преступник был вынужден провести целую ночь наедине с жертвой, искупая свою страшную вину. Довольно часто, чтобы убийца не убежал или не нанес какой-либо ущерб церковному имуществу, его крепко связывали и клали под носилками, на которых находился гроб. Страшно даже подумать о душевных муках человека, который находился в таком состоянии. Мало кто из убийц мог выдержать такое наказание и не потерять голову. Не обязательно быть большим знатоком человеческой природы, чтобы представить себе те жуткие моменты, которые пережил виновным в совершении преступления. Ведь ему пришлось выслушивать не только плач и угрозы родственников потерянной им человека, но и проклятия всех сочувствующих им жителей села или городка.

Известный знаток быта украинской народной жизни XVI-XVIII вв. Орест Левицкий, исследовав старинные актовые книги города Полтавы, описывает следующую историю, которая случилась здесь в мае 1700 г. в одной полтавской вдовы был сын Тимка детства потерял отца и вырос без сильной мужской руки неким лентяев и пьяницей. И хотя он имел неплохую профессию «Гаптар»-сапожник, большую часть своей еще молодой жизни проводил нигде в другом месте, как в кабаке. Мать Тимка, которую в народе звали Кузьмихою, долго переживала за своего гулящего сына и решила его женить, наверное, надеясь на то, что молодая жена сумеет исправить недостатки бродяги. Но не тут-то было. Тимка продолжал ходить в кабак. К тому же он еще и связался с местной Хозяйка Гапкой, которая, хотя и была «пожилая», но «играла волшебством» и таким образом смогла привлечь к себе постоянного посетителя заведения ...

Так оно и тянулось, если бы не событие, произошедшее 9 мая, в день Святого Николая. Утром Тимко пошел на ярмаркок, где и познакомился с какой-то монахиней из буддистских монастырей. Вместе они зашли в трактир, где Тимка представил Галке свою новую знакомую как дальнюю родственницу. Но с каждой выпитой рюмкой водки шинкарка все больше начинала ревновать своего любовника к прибывшей. Не на шутку разозлившись после очередного «нецензурного» выпада Гапки в свой адрес, Тимко взял ухват и выгнал ее на кухню. Избавившись на некоторое время надоевшей любовницы, он спокойно пошел спать в боковой комнаты вместе с монахиней. Понятно, что шинкарка не могла этого вынести, а потому подкралась к двери и закрыла их с обратной стороны. У нее возникла мысль позвать людей, чтобы те засвидетельствовали «прелюбодеяние» Тимка с монахиней и согласно народному обычаю «обрезали им полы» и отвели в ратушу. Но лучше бы она этого не делала. Пока Гапка отошла на минуту от двери, в трактир зашла соседка Анна Иваниха и, услышав за дверью ярус какое-то храп, открыла ее. Тем самым она разбудила Тимка, который крепко спал после большого количества выпитого. Здесь, на свою беду, в коридор вбежала Гапка и снова попыталась закрыть дверь. И разъяренный Тимко все же сумел их выбить и так крепко избил свою бывшую любовницу, что та умерла на месте драки. Здесь прибежали люди, которые сразу же связали убийцу и отвели его в «полкового правительства».

 Прохмелившы, на допросе Тимко признал свою вину, объяснив, что он «был пьян и не стерпев, ударил ее только всего два раза, а Гапка упала на землю и сейчас дух выпустила». Это подтвердила и присутствовала при убийстве Анна Иваниха. Хотя факт совершения преступления было доказано, однако суду необходимо было дождаться полковника, которого в то время не было в городе. А поэтому на время йбго отсутствии Тимка решили «при теле покойной Гапки приковать, пока будет покойница похоронена, а после погребения обычным в секвестра  Его, Тимка, дать». Не знаем, как Тимку удалось перенести долгие часы пребывания , но до нас дошло решение суда по этому делу. Несмотря на слезные просьбы матери и жены, его казнили , а определили выплатить денежный штраф. Но учитывая, что родственники Тимка, как и он сам, были бедными, суд решил отправить его на «вечную барскую службу» к полтавского полковника Ивана Искры. Так закончилась эта комично страшная бытовая история.

Приковывание убийцы до гроба жертвы, это довольно ужасный, но вместе с тем и поучительный обычай, просуществовал в Украине до конца XVIII в. Историки зафиксировали, что в 1783 г. в одном из православных храмов Черниговской епархии, после необходимой панихиды над убитым казацким сыном Иосифом Биденко, к его гроба было приковано Кристина Водянникова, происходившей с другой казацкой семьи. Руководствуясь ревностью, она убила соседского парня. Интересно, что местный священник не только не запретил родственникам погибшего выполнить древний обычай, но и помог им вязать Кристину веревками и класть ее под гроб несчастного парня. Однако это событие не осталось без внимания представителей тогдашней центральной власти. Генерал-губернатор Украине-«Малороссии», граф П. Румянцев после того, как узнал об этом случае, направил письмо-циркуляр к архиереям всех украинских епархий с просьбой не допускать впредь такого жестокого способа наказания, «унижает человечество». Высокие церковные чиновники сразу же выдали свои приказы о запрете подобных случаев в будущем.

Многие ценителей творчества одного из величайших писателей мировой литературы Николая Васильевича Гоголя знают, что большинство сюжетов для произведений он брал с повседневной жизни и быта своих земляков - жителей украинских сел и местечек. Несмотря на свою природную любознательность и историческое образование, Николай Гоголь записывал различные народные переводы, которые передавал, по его словам, «почти в такой простоте, как и слышал». Примером этого является знаменитая повесть «Вий», написанная во второй половине 30-х pp. XIX века. Главный герой этого классического произведения, философ киевской «бурсы» Хома Брут, умирает после того, как три ночи подряд проводит в хуторской церкви рядом с гробом, в котором находилась убитая им ведьма. «... Философ все еще не мог прийти в себя и со страхом поглядывал на это тесное жилище ведьмы. Наконец гроб вдруг сорвался со своего места и со свистом начал летать по всей церкви, крест во всех напраивле-ниях воздух », - передавал страшные ощущения своего персонажа Гоголь. Разве это не могло быть обобщением тех моторошнгиХьДуШейних стрьаикдайЬ ', которые пришлось пережить многим наказанным за помощью данного метода напасть? Таким образом давний украинский уголовный обычай привязки убийцы до гроба и закрытие его на ночь вместе с жертвой в храмового помещения благодаря воображению выдающегося писателя превратился в фантасмагорическую и популярную до сих пор повесть.

Читайте также: