Карта Карпат
В-Карпатах - всё об украинских горах Карпатах - статьи, фото, другие материалы.

Жена Ивана Скоропадского - Анастасия

Жена Ивана Скоропадского - Анастасия


Широко не только в Гетманщине первой трети XVIII в., Но и далеко за ее пределами, в частности на Слобожанщине, в Москве и Санкт-Петербурге, стала жена Ивана Скоропадского - Анастасия, которую в народе основном называли просто «Настя», «гетманша». Нередко в своем доме в Глухове она принимала почетных гостей из России, достаточно активно вмешивалась в правительственные дела. Занималась Анастасия и благотворительностью, поддерживала православную Церковь. Однако, имея от природы большие способности и острый ум, грамоты не знала.

 Часто, благодаря высокому статусу своего мужа, Анастасия Мар кивнуть (врожденная Маркович) получала от старшин и российских сановников, ее уважали, ценные подарки. Так, в декабре 1710 генерал-фельдмаршал граф Б. Шереметев послал с курьером И. Скоропадскому 6 немецких лошадей - «возников, карых, добрых, с шлейками и линейками, и с Муштук, и с тюками и с Возничего». Хотел подарить еще и карету, но помешал плохой шлиха, и он обещал сделать это чуть позже. Лично же «всевельможнейшей сожительнице» обладателя булавы граф передал хорошие часы «новой моды, да две материй новой же моды, французския золотая и серебряная да маленькую готоваленьку, которая бывает всегда при покоех». .В начале 1711 г. на семью Скоропадских к царй йадийииидА в неблагонадежности.  Вообще о Насте ходили слухи, будто она отказывала своего мужа от поездки в Глухов в ноябре 1708 г. - на выборы гетмана, но тот ее не послушал.Однако негативных последствий клевету об измене не было - царь и его канцлер Г. Головкин не поверили. Последний успокоил И. Скоропадского: «Царское величество ... на Вашу верность есть надежен и безосновательным никакого доносам поверено не будет, а Ежели какия лжесплетенныя Вас от кого плевелы будут, то воСприймут себя по розыск месть по их заслугам ».

8 декабря 1713 обладатель «обеих сторон Днепра», посоветовавшись с дружи-г ной, официально обратился к своему сюзерену с просьбой дать разрешение основать женский монастырь для «умножения хвалы Божьей». Инициатором этого дела выступила Анастасия, но «его, гетманскаго, согласия». Создавая монастырь, гетманша планировала «в нем благочестивого жития инокинь, сколько возможно будет, населить». Для этого было определено Харлампиева Пустошь при р Шонци, которое находилось за ЗО верстах от Глухова. Вокруг того места Анастасия заранее «своею собственною сумма купила» несколько мельниц и угодий, а муж на право обладания всем тем выдал ей 1 декабря того же года свой универсал.Правда, некоторые источники датируют возникновение Гамалиевского Харлей-пиивського женского монастыря 1702 Возможно, это связано с тем, что строительство его началось несколько раньше, чем о том говорилось в упомянутых гетманских письме и универсале.Петр дал «добро» на такой «богоугодное» мероприятие и принял соответствующее жалованную грамоту. За что основатели монастыря обещали ему «пренесения безкровной жертвы в многолетней здравии и царствопаниЫ его царскаго Гирей-светлаго Величества».

Кроме мельниц и «почвы», приобретенных для монастыря, Анастасия свой счет построила здесь винокурню, развела сад, подарила монахиням родительский наследственный хутор Дубочаивський, а также пожаловали в Прилуцком полку поселка («приселкы») Яблуновиць, Белошапка, Дейтанивку,  Сергиивнку с людьми , «там же на купленных кгрунтах поселеннымы». Эти владения незадолго перед тем были отобраны у «предателей» - старшин Гор-ленко, что, разумеется, вызвало недовольство в названной родные и вообще сторонников Мазепы.7 июля 1718 Петр I издал супругам Скоропадских жалованную грамоту на уже полностью построен в Нежинском полку женский монастырь, названный в документе «Харлампиевской пустынной». Ею он утвердил за монастырем все приобретенные им угодья и мельницы.Между тем подрастала дочь Ивана Ильича и Анастаса - Ульяна, рожденный 9 марта 1703 Как это ни странно, но когда девочке исполнилось всего 13 лет, иметь ииочала беспокоиться о достойном для нее приданое и обратилась по этому поводу непосредственно к жене царя - Катерйны . Соответствующие заверения были получены. В 15 лет ее мужем стал сын любимца Петра I - П. П. Толстой.

1718 супруги Скоропадских с дочерью находились по приглашению царя в Санкт-Петербурге, где 21 мая получили жалованную грамоту, которой за ними всеми на «вечное Неотъемлемой владение», «потомству мужеска и жен-ска пола» утверждались г. Короп с окружающими селами (Краснополь-дя, Рожествене, Белка, Городище), хутор Бахматський, леса, поля и мельницы в Нежинском полка села Сасиновка, Кочуривка, Сопич и Липовица; волость Быковская (Быховская) «со всеми селами и приселкамы», в Глухове двор гетманский , а также значительные имения в Прилукском, Лубенском, Старо-Дубского и Черниговском полках.С великими почестями Скоропадских принимали в 1721 г. в Москве, когда в России всенародно праздновалось подписания Ништадеького мирного договора со Швецией. В «Черниговском летописи» так описано это: «выставлена Был ферверк с различными огнями, превеликим счет, там же в Москве, в машкараде гуляя, через весь мясоедами и чрез сырную неделю ездилы коробят и другими судами по улицам, медведи, собаками и свиньями, с немалым зряще народа удивления ». В царском дворце в Преображенскую царица Екатерина собственноручно «в знамение своей милости, конферовала  ясновельможной господин гетмановой портрет своей Особый».

После смерти мужа Анастасия Марковна потеряла и политическую власть в Гетманщине. Однако приобретенные в свое время связи давали ей возможность держаться на поверхности общественной жизни. Она лично, ее родные и близкие постоянно наведывались в Москву, бывали при царском дворе. Последнее всевластная гетманша совершила поездку в столицу в год своей смерти (1729). Ее взаимоотношениям с российскими влиятельными сановниками не помешало даже то, что семья Скоропадских долгое время была «в подозрения» из-за трагической дело П. Полуботка, К бывшей обладательнице в Глухов до последних дней его жизни приезжали на разного рода обеды и ужины князья, княгини, чиновники из России и местные старшины. Гетманский дом даже в конце 20-х годов выглядел, как новый.

Сразу после смерти Ивана Ильича его дочь от первого брака Ирина, которая была женой бунчукового товарища Семена Лизогуба, начала судебный процесс против «мачехи Анастасия-гетманшы», обвинив ее в присвоении всех имений семьи Скоропадских, в частности тех, которые были жалованные царской грамотой еще до женитьбы отца с Анастасией Маркив-ной. Подавляющая их часть находилась в Черниговском и в свое время царь закрепил «пожизненное» право собственности на них аа Ириной ta матерью - Пелагеей Никифоровна. Старшая дочь покийноговолодаря булавы требовала справедливого разделения всех батькивсвких наследственных маетностей между сестрами и мачехой. По данным Ирины Ивановны, Усадьбы Скоропадских в Черниговском полку, из-за которые, в основном, и начался спор, давали ежегодно от 1 до 2, тыс. руб. прибыли. Терять их она не хотела, а потому подала жалобы в Малороссийской коллегии в Глухове, а также на имьз царя.

Именным указом (т.е. на самом высшем уровне, поскольку речь шла о жалованную грамоту) это дело поручалось рассмотреть в Сенате, что и было сделано 11 июня 1723 Однако за недостатком свидетельств и надлежащих документов принятия окончательного решения отложили до более детального изучения этого непростого вопроса . Выяснить его на месте приказали генеральным старшинам. Последние о результатах своей работы должны были доложить в Малороссийской коллегии, а оттуда уже должны были информировать Сенат. Несмотря на то, что Анастаса Марковне сразу приказали «не интересоваться» землями, купленными падчерицей за собственные деньги или приобретенные матерью, спор за них продолжалась до конца 20-х годов. К ней «втягивались» не только представители старшинской администрации, но и чиновники России, в частности канцлер Г. Головкин. Как видно из архивных материалов, Ирина Ивановна была вынуждена доказывать свои права на село Ивашков «с полями и сеножатмьы», три «кабацкие» дворы (в селе, «на пути» и в Чернигове), а также на мельницу вблизи города, предоставленные ей отцом в приданое 1715

Гетманша же вообще считала себя нетронутой персоной для местных властей и даже отказывалась подлежать юрисдикции Генеральной Военной канцелярии, игнорируя ее решение относительно своих взаимоотношений с кем-либо в поземельных делах.В 1724 г. уполномоченные высшей властью старшины провели «следствие» о количестве имений «знатной» Анаетасии Марковны, а также о том, где и каким образом она их получила. Делались упреки, что многими из них она обладает незаконно. Но одновременно выяснилось немало имений утвержден по совершенно Манша жалованной грамотой от 21 мая 1718 p., А ее положения оспаривать никто не решался.Получив гетманскую булаву в 1727 г., Д. Апостол начал добиваться ослабления влияния и неофициальной власти знатной вдове. С этой целью он 11 ноября 1728 обратился с «челобитной» в Коллегию иностранных дел, где непосредственно поставил вопрос о ее «подчинение» своей юрисдикции и попросил ускорить его решение. В свою очередь, А. Скоропадская категорически заявила, что, мол, в царской грамоте четко прописана гарантия ее неподсудности кому-либо из старшин, а потому все жалобы на нее (а они появлялись постоянно и в большом количестве) должны подаваться исключительно на имя императора!


Из завещания Анастасии Марковны, записанного по ее словам за два дня до смерти, становится очевидным, что она была человеком с философским складом мышления и очень набожной. Важной в этом документе есть упоминание о Ивана Ильича: «Покойный муж мой ... в последнем своем тестаменте  прежде кончины своей пред Богом сердцеведцем засвидетельствовался, что не вомножестве онаго имения, то есть денег достойной движимых пожитков по себе оставил и вин совета, в том же завещательном его писания подробно положенных, для того по смерти своей Любопытно всяком оных взискивать и мятежи наносит домашним запретили, под опасения суда Божия ». В завещании также сообщается, что на момент его написания монастырь «Харлей-пиевой пустыни» еще достраивался. Кроме того, в нем говорится о трех дочерей «наших», т.е. Ивана Ильича и Анастасии Марковны. На разделении имущества на три равные части между всеми сестрами настаивала в 1723 г. и ирина Ивановна. К сожалению, о третью дочь гетмана в источниках и исторической литературе сведений сохранилось очень мало. Наследницей большей части всего своего имущества Анастасия Марковна провозгласила «меньшую дочери нашу Юлиана». Значительное количество имений после ее смерти отошла Харлампиевский монастырю. Например, в Глуховской сотни Нежинского полка это слобода Га-Малеевка, села Локоткы, Палеевк..
 

Читайте также: