Карта Карпат
В-Карпатах - всё об украинских горах Карпатах - статьи, фото, другие материалы.

Гетьман Иван Скоропадский

Гетьман Иван Скоропадский


Средневековые источники сохранили немного сведений о семье Скоропадских. Из них, в частности, узнаем, что жизнь деда будущего гетмана - Федора - пришлось, главным образом, на первую половину XVII в. Он погиб на начальном этапе Освободительной войны украинского народа против шляхетской Польши, в Желтоводской битве 1648 .Об отце гетмана - Илью - также осталось мало данных. Знаем только то, что в середине XVII в. он жил в Умани с тремя сыновьями: Иваном, Василием и Павлом. Уже после смерти отца первые два брать, ограблены «по причине сильнейшего нападения от турок и татар» на Польшу и Правобережную Украину, вынуждены были переселиться на левый берег Днепра (1674). Павел на несколько лет попал в плен к татарам.

Практически сразу после устройства на новом месте Иван начал свое сложное, длительное, но вместе с тем целенаправленное восхождение по ступеням служебной карьеры.В 29 лет  его назначают военным канцеляристом при гетманском правительстве. Должность в то время не очень значительная, но она давала возможность чаще бывать «на людях», заводить знакомства с важными старшинами, представителями духовенства и др.. Именно тогда на него обратил внимание гетман Иван Самойлович (1672-1687). Осенью 1675 г. он поручил канцеляристу отвезти в Москву важное письмо, где собственноручно сообщал чиновников Малороссийского приказа о положении казачьих войск и русской армии во главе с боярином Григорием Ромодановским в Украине. 1676 Скоропадского повышают в должности до старшего военного канцеляриста. Снова, на этот раз с братом Василием - подписка Генеральной военной канцелярии, он едет гетманским посланцем в Москву.

Начало 80-х pp. застал И. Скоропадского в ранге черниговского полкового писаря. Это знаменовало собой занятия заметного места в иерархической структуре власти. Как администратор он непосредственно возглавил канцелярии и ведения делопроизводства полка. Занимая эту должность более десяти лет (1681-1694), И. Скоропадский сумел снискать себе некоторые владения, в том числе четыре мельницы, давали немалую прибыль их хозяину. Своего «писарства» ему удалось хорошо изучить систему и структуру гетманского правления, зарекомендовать себя человеком «иихою», умеренных политических взглядов, имело особое значение для представителей правительства пророссийской ориентации на фоне постоянных «измен» некоторых старшин и их сделок с турецким султаном , крымским ханом или польским королем. Это вызвало соответствующее, преимущественно снисходительное отношение к нему со стороны собственного руководства. Иван Ильич смог найти общий язык со всеми черниговскими полковниками, а это не так-то просто было тех политических условий. С приходом к власти гетмана Ивана Мазепы служебное положение Скоропадского заметно улучшилось.

Первый вообще любил держать у себя людей нехитрых и не самостоятельных, главным образом, умелых исполнителей чужой воли. 1698 Мазепа перевел Скоропадского на должность генерального бунчужного, введя тем самым в элиту тогдашнего украинского общества, высшей военной и гражданской власти на Левобережье. В обязанности бунчужного формально входила охрана гетманской регалии - бунчука. Но на самом деле на него возлагались дела военные, административные и судебной, встречи и проводы послов и т.д.. По иерархическому состоянию бунчужный равен генеральному хорунжему.Радость пребывания на новом ранге неожиданно затмила смерть жены . Оставшись один с дочерью, Скоропадский начал искать себе инЩу женщину и остановил выбор на вдове бывшего генерального бунчужного Константина Голуба - Анастасии Марковне (1671-1729), дочери основателя известного в то время рода Маркевичей - Марка Аврамовича. Очень своенравная, обеспечена материально еще в первом браке, эта неординарная женщина, на 25 лет моложе нового мужа, имела на него огромное влияние.

Об этом не мог не знать вездесущий и осмотрителен гетман. Он неоднократно посылал Скоропадского с разными поручениями к Петру I и не сомневался в незрадливости первого. Такое своеобразное отношение Мазепы к одному из своих старшин было весьма показательным. Например, в 1701 г. тот назначается уже генеральным есаулом, то есть занимает следующую ступень сЛУжбовогдрабины после генерального хорунжего. Формально генеральный есаул (как правило, их было два) считался по рангу пяти лицам в старшинской администрации (после гетмана, генеральных обозного, казначея и писаря). Он имел наблюдать за состоянием войска и боевого снаряжения, правильностью составления казацких компутов (списков-реестров), иногда проводил специальные «следствия» по злоупотреблениям в пределах региона, проверял права владельцев на имения. В 1706 г. Скоропадский занимает должность полковника одного из крупнейших полков - Стародубского, вместо погибшего во время Северной войны М. Миклашевского. Став первым человеком в полку, он приобрел там фактически неограниченной власти и огромных льгот. Параллельно, правда, не так успешно, по службе продвигался и его брат Василий: в конце XVII - начале XVIII в. он возглавлял Березновского сотню Черниговского полка.Большой неожиданностью для Скоропадского стало известие о переходе в октябре 1708 г. «в протекцию» к шведскому королю Карлу XII Мазепы. Гетман и его настойчиво склонял присоединиться к иностранной армии, однако на этот раз просчитался: стародубский полковник не только не поддержал своего начальника, а наоборот, уже через два дня после получения гетманского письма-призыва, поспешно бросился в Глухов, где царь приказал собрать совет по верной ему старшины и избрать нового гетмана.

После некоторых колебаний на совете старшины большинством голосов избрали Скоропадского гетманом. Начав правления под мощный грохот праздничной канонады, новоизбранный руководитель довольно быстро стал терять и свою политическую власть, и свой, и без того не очень высокий авторитет среди украинского населения. Особенно угнетала и ограничивала его свободу вынуждена «дружба» с царскими сановниками, высшим русским офицерством, а также удушающие «объятия» самого Петра I. Последний, только бы позволили обстоятельства, иид  раз отменил институт гетманства, свел бы на нет все привилегии старшины. Но жестокая, изнурительная война со Швецией заставляла когда й.не любить, то хотя бы терпеть существование института казачества.

Впрочем сразу по избрании И. Скоропадского он, не доверяя больше никому из старшин после «мазепинской измены», приказал боярину Андрею Измайлову (1709) постоянно «быть при гетмане» и совместно решать все социально-экономические и политические вопросы. В случае возникновения нового «переворота» или вспышки народного восстания царское резиденту разрешалось применять войска. Гетманскую резиденций, по воле Петра I, был перенесен из Батурина в Глухов: ближе к границам с Россией. Через год при гетмане «сидело» уже два резиденты, а в их распоряжении, кроме двухсот дворов, на иждивении находились, «на всякий случай», два «московских» полки. Со временем позиции резидентов  укрепились, что уже мало кто не понимал: именно они, а не гетман, главным образом решают судьбу украинских (и не только Левобережной региона). Все это происходило, несмотря на то, что царь только законодательно подтвердил все «древние малороссийские права», предоставленные еще при Богдане Хмельницького.

Особо трагично, в связи с самодержавной политикой Петра, складывались отношения Скоропадского с «низовым обществом». Формально его власть распространялась и на Запорожье: он продолжал носить титул «гетмана Войска Запорожского». Но на Сечи гетмана не признавали. Конфликт постепенно обострялся. Очевидно, поэтому до нас не дошли известия о действиях гетмана, направленные на защиту запорожцев во время разрушения Сечи (Старой) в мае 1709 г. по указу Петра I. Более того, документы зафиксировали слишком доброжелательное отношение гетмана к одному из исполнителей его воли командира компанейского полка, а затем чигиринского и Прилуцкого полковника Игната Галагана. Фамильный архив Галаганов содержал немало универсалов, выданных Скоропадским Г. Галагану и его близким на владение селами, мельницами .Ликвидация Запорожской Сечи и казнь многих казаков, даже пленных, стали примером нетерпимости царя к самобытности украинского народа и, в частности, его своеобразных вооруженных сил. Одновременно эти события в сознании свободолюбивых представителей коренного этноса не могли не лечь пятном и на всю деятельность Скоропадского.

Не намного лучше складывались отношения Ивана Скоропадского с некоторыми царскими сановниками. После изгнания шведских войск из Украины некоторые из них стали добиваться от главы администрации значительных земельных предоставлений. Отказать им в тех условиях значило бы вызвать недовольство очень влиятельных лиц, от которых зависело положение в управлении краем многих старшин и самого правителя Левобережья. Кроме того, при дворе не прекращались слухи о возможной измене «малороссиян». А Скоропадский изрядно боялся и пытался любой ценой подвернуть от жителей края и от себя лично подозрения в злых намерениях, даже в обычной нелояльности к российскому правительству.В 1710-1711 pp., Во время третьей русско-турецкой войны, И. Скоропадский вновь проявил свое негативное отношение к низового «общества». Вместе с генералом И. Бутурлиным, который возглавлял восемь полков русской армии, у Каменного Затона (район впадения р Каменки в Днепр) они по приказу Петра I «разорили» Сечь, построенную незадолго перед тем запорожцами вместо разрушенной 1709 Старой Сечи. Это заставило казаков искать нового места проживания в пределах территории, подвластной крымскому хану.

На первый взгляд может показаться, что гетман главное внимание уделял политическим вопросам. Но на самом деле это было не так. Он проводил широкую социальную и экономическую политику, в наиболее важных аспектах ее продолжал «традиции» правления предшественников, в частности И. Самойловича и И. Мазепы. Так, при нем шел процесс постепенного закрепощения крестьян, мещан и рядовых казаков, ограничения их сословных прав, усиление эксплуатации. Скоропадский издал специальные универсалы и «письма» о запрете крестьянам жаловаться на землевладельцев. Уже в первые годы гетманства Скоропадский непосредственно вмешивался в функционирование цехов: подтверждал старый или определял новый их статус; защищал в случае необходимости от притеснений ремесленников властителями; интересовался доходами городских органов управления, особенно Киевского магистрата.Однако основным аспектом всей его внутришньополитачнои деятельности оставались, конечно, аграрные отношения. Будучи лично крупным землевладельцем, он, чтобы завоевать расположение самых влиятельных и состоятельных лиц, раздал примерно 100 имений с 3 тыс. дворов зависимых крестьян и мещан. Особенно много универсалов и дарственных на имения, земли, леса, пасеки, мельницы и т.д. выдал Скоропадский монастырям: практически всем киевским (причем повинности должны были выполнять не только подданные, но и рядовые казаки), Нежинском Благовещенском, Елецком Успенском, Переяславском Михайловском, Черниговском Троицком.

Однако авторитет и власть гетмана продолжали неустанно падать. Местные начальники, особенно полковники, часто игнорировали его распоряжения, вели независимую политику. Очень ограничивал действия Скоропадского и царский Указ 1715 г. о регламентации избрания на все полковые должности, а также сотников. Петр прямо вмешивался в этот процесс. Так, по собственному желанию он назначил полковником Нежинского полка «с великороссов» Петра Толстого, Киевского - Антона Танского. Одновременно им осуществлялись прямые назначения на правительства сотництва. 1718 гетман не смог отказать Петру I и вынужден был на его «просьбы» отдать свою 15-летнюю дочь от второго брака Ульяну за сына царского любимца П. Толстого. В 1720 г. Петр ограничил функции Генерального суда. Сильно подрывали местную экономику постоянное пребывание в Украине большого количества российских войск, а также быстрый рост налогов. Скоропадский от имени «всех малороссиян» с «плачем и слезами» просил Петра вывести полки из региона, жаловался на злоупотребление А. Меншикова. Однако царь просто не слышал старого гетмана - он проводил свою политику. Все эти и многие другие мероприятия, разумеется, вызвали недовольство местного населения, негативно влияли на общественно-политическую и экономическую жизнь украинского этноса.
 

Читайте также: