Карта Карпат
В-Карпатах - всё об украинских горах Карпатах - статьи, фото, другие материалы.

Андрусовское перемирие 1667 г.

Андрусовское перемирие 1667 г.


ЗО января 1667 Московское государство и Речь Посполитая подписали Андрусовское перемирие, прекратившего долголетнюю польско-российскую войну за право владения казацкой Украины. Его третья статья красноречиво свидетельствовала о том, что Левобережная Украина должна была находиться под протекцией московского царя Алексея Михайловича: «... А в стороне Его Королевского Величества, от Днепра, под Киевом, и через весь тот край тивльский границы ни города ни города ни волости во власти через цьогочасни перемирни года с этого времени и дня принадлежать на будет ».

Четвертая статья договора полностью посвящена «украинскому-коза-цький» проблеме: «И то согласовываем, что ни над казаками украинского с той стороны Днепра от Переяслава находящихся , Месть не имеет оказываться, что некоторые в сторону Его Королевского Величества и Речипосполитой прибегали, а тех казаков с одной стороны Днепра его царское величество от присяги на подданство выполненной освобождает, и в протекцию свою принимать, ни к городам и огородов там находящихся вступать, в течение всего того времени примирительного, не будет и накаже в ответ Его Королевское Величество тех Казаков с другой стороны Днепра реки , от Переяслава находящихся, в протекцию свою принимать, в течение тех примирительных лет, не будет и прикажет ». Именно эта статья Андрусовского перемирия убедительно свидетельствовала разделение Украины на право-и левобережную часть в зависимости от Днепра, несмотря на протекцию короля и царя. Странно, что до сих пор мало кто из историков обращал внимание на тот факт, что московский царь Алексей Михайлович освобождал «казаков с другой стороны Днепра ... от присяги на подданство выполненной ». Очевидно, речь шла не о последней загальнокозацьку присягу 1659 p., А об акте присяги Войска Запорожского и состояний Украина царю 1654 Итак, Московское государство в лице своего предводителя отказывалась от большей части Украины и тем самым изменяла активную часть украинских, какие именно ради выхода из-под власти польского короля и Речи Посполитой признали протекцию царя и Московии.

Узнав об условиях Андрусовского перемирия, гетман Петр Дорошенко среагировал молниеносно - начале февраля 1667 г, отсылает своих послов в Бахчисарай с предложением заключения украинских-Крымского военно-политического союза. Казацкие дипломаты M. Зеленский и Д. Лесного-кий также имели добиваться от крымского хана перемирие с московским царем и войны с Польшей вместе с украинским и московитами. Именно таким образом Дорошенко пытался не допустить окончательного примирения Москвы с Варшавой. С помощью Крымского ханства гетман пытался помирить Османскую империю с Московским государством и создать антиполе-ский блок государств в составе Украины, России, Турции и Крыма.

Учитывая личную оценку П. Дорошенко договоренностей в Андрусове очень красноречивыми были его слова в одном из писем к крымскому хану: «... мы все равно доверять не можем, чтобы краевые нашем, договорившись Москва с поляками, с которыми вечный общий мир сделали, повредить не хотел ». Но ввиду того, что хан без своего протектора, султаном Мехмедом IV не мог решить вопросы, поставленные перед ним украинскими послами, Дорошенко отсылает своих дипломатов в Турции. 6 и 9 июля 1667 посольство Войска Запорожского во главе с Раткевич-портянки были приняты султаном. Согласно утверждениям турецких историков, украинских заявили о подданстве падишаху и готовность выставить для нужд Османской империи пятидесятитысячный войско.Внешнеполитические мероприятия Дорошенко - просьба о помощи в Крыму и Турции, переговоры с Россией, поход в Западную Украину и заключение перемирия с Польшей - не привели к ожидаемым результатам. 28 октября 1667 Андрусовское перемирие было ратифицировано царем Алексеем Михайловичем в Москве. Кроме того, переговорный процесс между польским королем и русским царем продолжался в направлении окончательного оформления предварительных договоренностей в виде «вечного мира».

Реакция П. Дорошенко и его окружения на эти действия христианских монархов была крайне негативной и даже близкой к панической. Как свидетельствовал один из посланников тогдашнего московского резидента в Украину Тютерев, украинский гетман, узнав о ратификации Андрусовского домо-вленностей в Москве, был очень грустный вместе со всей старшиной и пролежал «тяжело больной» в течение двух дней. После этого, описывал дальше свое пребывание в Чигирине Тютерев, Дорошенко пригласил его к обедне в церковь, где правили киевский митрополит И. Тукальский и архимандрит Гедеон . Во время службы поминались польский король и московский царь как защитники христианской веры. Очевидно, такие действия гетмана должны были засвидетельствовать перед посланником Москвы то, что он хоть и ищет защиты у турецкого султана, но не «побусурманився»! И надеется на иное решение российско-польского противостояния за Украину.

В связи с тем, что украинская продолжали отстаивать независимость своей родины, большинство из статей Андрусовского перемирия практически не выполнялись. Поэтому в течение октября-декабря 1667 польско-российские переговоры продолжились "в Москве. Наряду с твердой позицией П. Дорошенко, другой причиной продолжения переговорного процесса между королем и царем постоянная опасность непосредственного вмешательства в их борьбе за Украину третьей достаточно мощной силы - Османской империи, решила укрепить свои позиции в восточноевропейском регионе. Московский трактат, который был заключен между Россией и Польшей в декабре 1667 p., Имел четкую анти-турецкую направленность. Вместе с тем, согласно исследованиям российских ученых, он стал «не столько союзом против агрессии Турции, столько союзом против национально-освободительной борьбы украинского народа». Но обратимся к тексту этого, к сожалению, малоизвестный в историографии договора, который дополнял Андрусовское перемирие.

Уже в первом предложении первой статьи Московского договора декларировалась его основная цель - «против басурманской  наступления на Украину, под властью Его Королевской Милости и Речи Посполитой находится, так и в содержании Его Царского Величества в результате цьогочасних пактов  остается ». Польский король по просьбе московского царя прощал всевозможные провинности и отступничество« козаков по обе стороны Днепра ». Далее говорилось, думать о главное -« чтобы Казаки Украинского , которые противятся, по объявлению обоих Великих Государей, или кого-нибудь из них, ту ласку и добродетель благодарно приняв, от Басурман отлучились, и больше с ними не имели никакого понимания, но лучше к Его Королевской Милости послы свои на Сейм с послушанием прислали. А если при басурман, презрев цьогочасним милосердием и жалованьем обоих Великих Государей наших, остались, и до послушания Его Королевскому Милости и Речи Посполитой вернуться не захотели: тогда оба Большие наши Государи заставили их к тому послушания и отлучение от Басурман имеют ».

Как видим, в данном случае монархи соглашались на двойное подчинение Украины, учитывая турецкую угрозу. Согласно договору царь обещал выслать на Правобережную Украину для помощи полякам в борьбе против турок и украинский «конницы пять тысяч пехоты двадцать тысяч». Это делалось для «уняття своевольных людей там в Украину находящихся  В общем содержании обоим великим государем в послушании и к повиновению привести мятежных казаков». По факту существования между правительством П. Дорошенко и Польшей перемирие, то оно не должно быть препятствием для совместных действий обоих государств против турок, отмечалось в тексте декабрьского договора 1667 г. между Москвой и Варшавой.

Понятно, почему гетман Дорошенко и его окружение так резко отреагировал на него, одновременно обвиняя как польский, так и российскую стороны в пренебрежении интересами украинских. Сначала досталось польским послам в Украине. В конце 1667 p., Находясь в казацкой столице Чигирине, они выслушали от П. Дорошенко и Ю. Хмельницкого «много грубых слов ... и никакой им учтивости в Чигирине не было ». Украинское правительство отказалось выполнять московско-польские постановления и посылать своих послов на вальный сейм в Варшаву. Не обошел своим вниманием Дорошенко и русских, изложив в своем письме от 1 января 1668 до В. Тяпкина все свои мысли об участии Московского государства в разделении украинской территории и Войска Запорожского. Учитывая важность этого незаурядного документа как типичного источника тогдашней политической мысли и понимание украинской позиции, считаем необходимым процитировать его с минимальными сокращениями. «... А вот недавно сделали договор с поляками на нашу погибель», - писал Дорошенко. - «Разорвали надвое, и оба монарха условились между собой, что будут нас искоренить! ... Вы привыкли считать нас за какую-то бессловесную скот, без нас решили, какие города оставить, под собой, а какие уступить, а тем временем города эти достались Вам не Вашей силой, а Божьей помощью и нашей кровью и отвагой. Мы хотя овцы, но овцы Христовы, его кровью выкуплены, а не бессловесные. Часто от Ваших московских людей можно услышать такое мнение: свободно, мол, королеве, которую хочет веру иметь в своем государстве, свободно ему благочестивые церкви обращать, в униатские или костелы. Но пусть так Не будет! Не дал нам Господь в такую ​​неволю ... А того ига (московського. - Авпь) нам ни мы, ни отцы наши носить не привыкли ... », - такой, мягко говоря, недипломатической был ответ украинского гетмана на заключение Московского договора.

На предложения российской стороны присягнуть П. Дорошенко царю на верность, его брат, Григорий, отвечал: «Светлейший господин Гетман Войска Запорожского Петр Дорошенко и без подданства Его Царского Величества есть желаемый-» - Сам гетман в письме крымского хана Адил-Гирея от 28 Январь 1668 говорил о том, что он сейчас должен хорошо думать над тем, чтобы поляки и русские «каких-то злых замыслов над нами и целой Украины выполнить не-хотели». Чтобы этого не произошло, гетман предложил домов новые осуществить совместный поход на Левобережную Украину с целью ее освобождения от> московской присутствия и объединения под единым гетманской властью.

Ознакомление казацкой старшины Правобережной Украины с текстом Московского договора заставило их обвинить нольського и российского монархов в нарушении договоренностей с Войском Запорожским. «... А сейчас, как между Великими Государями мир утвердился, и о Малороссийской землю двусторонних Заднепровских народах постановление поступили и от Войска Запорожского не только, чтобы послам велели быть, и ведомость им о том постановление не сделали и там где великий государь договорство нарушили », - отвечали в 1668 г. войсковой писарь Л. Буслевич и полковник Г. Дорошенко на предложение В. Тяпкина перейти в подданство московского царя. Вместе с тимьчлены правительства Дорошенко выражали надежду на то, что заключенные польско-российские договоры не будут долговечными. «... Конечно, те договоры постоянные не будут», - отмечалось в одном из документов.

Такая критика украинской стороной Андрусовского и московских договоренностей и овладение П. Дорошенко в 1668 г. Левобережной Украины, а следовательно, и значительное усиление его власти заставило Москву и Варшаву на некоторые уступки украинским. При подготовке так называемых Других Андрусовского переговоров Польша и Россия в лице О. Ордина-Нащокина в августе 1669 предложили Украине участвовать в этом процессе. Причем, приглашались представители не только от Дорошенко, но и от Д. Многогрешного, что сначала был наказным гетманом Левобережья от имени П. Дорошенко, а затем подписал с московским царем Глуховские статьи о единоличное гетманом. «... Чтобы от крови и от плена люди в трех государствах (России, Польши и Украины. - Авт.) Успокоены были, и тогда послы и выборные люди из Украины при создании Вечного мира и подписания ... должны быть, как между мирными государствами в вечной прочности и успокоения ... », - отмечалось в одном из тогдашних писем российского дипломата Ордин-Наицокина. На четвертой встрече поляков и русских в Андрусове (Id октября ИЬЬУ г.) было решено послать совместное послание к П. Дорошенко с приглашением принять участие в совместной комиссии. Но в письме от 23 декабря украинский гетман отказался прислать своих представителей, аргументировав это тем; что будет отдельно договариваться сначала с Москвой, а затем с Польшей. Кроме того, Дорошенко предложил Андрусовскому комиссарам перенести свои заседания в Киев, где они и решили все вопросы.

Предложение Дорошенко не была принята. Зато 7 марта 1670 польскими и российскими комиссарами были подтверждены положения Андрусовского перемирия и Московского договору 1667 г. «во всех статьях, насекомых и точках». Было постановлено в дальнейшем созвать общие дипломатические комиссии по разрешению короля и царя, где, в частности, обмирковувалися бы меры по отрыва Украины от союза с Османской империей и «приведение их в надлежащее послушания». В свою очередь гетман Правобережной Украины не  собирать-рався отказываться от протекции турецкого султана, отмечая, что это является наилучшим решением сложного международного положения Украины, ведь в противном случае ей пришлось бы самостоятельно воевать против Речи Посполитой, Крымского ханства и той же Османской империи.

Надо отметить и тот факт, что эту точку зрения правобережного гетмана разделяло большинство старшины его правительства. Еще 27 января 1670 г., накануне подтверждения Андрусовского перемирия, часть казацкой элиты в составе наказного гетмана Я. Лизогуба, Лубенского полковника Г. Гамалеи, наказного черниговского полковника И. Пригары, полковников нескольких конных полков Н. Раевского, И. Вербицкого, И. Шульги обращались к сотников, городовых атаманов и населения одного из левобережных полков с призывом поддержать гетмана П. Дорошенко, который «милостью Божией и своим искренним старанием привел Всех украинских людей по обе стороны Днепра и Войско Запорожское до полного желаемого братства и единству» . Правительственная старшина предлагала действенный выход в ответ на распределительные договоры Варшавы и Москвы: «Пусть царь московский и король польский, яко христианские монархи, будут себе здоровы. Но нам с вами для чего между собой отличаться? Когда они, яко монархи между собой об успокоении своих государств уславливаются, то нам надо не отличаться, всем вместе о своих вольности и об успокоении отчизны нашей Украины советоваться ».

После заключения Андрусовского перемирия 1667 г. отношения между Москвой и Запорожской Сечью значительно ухудшились. После пребывания на Запорожье и общении с кошевым старшиной это подтверждал российский стольник И. Телепнев в своем отчете от 27 февраля 1667 Сечевики были не-довольны тем, что в 3-й статье польско-московского договора отмечалось следующее: «... А в низ Днепра, именуется Запороги, и местные Казаки, в которых они там оборону, островах и поселениях своих живут, быть в послушании, под защитой высокой, и на общую оба государя великого услугу, от наступающих, чего Боже позбар, басурманской сил ». В последующих, 18-й и тридцатых статьях, данное положение конкретизировалось записями, где речь шла об обязанности низовиков вместе с русскими и поляками воевать с крымским ханом и турецким султаном. Несмотря на то, что традиционной политикой Сечи была игра на противоречиях между Москвой, Варшавой, Бахчисараем, Чигирином и Стамбулом, ее проЬидникам не совсем понравилась такая определенность положений Андрусовского перемирия.

Следует отметить удивительное сходство того, как воспринимали решения Андрусовского перемирия на Правобережной и Левобережной Украины. Узнав о конкретике его положений, левобережный гетман 1. ьрюхове-кий (равно как и его визави П. Дорошенко) сразу же высылает своих послов к султаном Мехмедом IV. В середине июля 1667 они были приняты им в Стамбуле просили защиты против польско-московских посягательств на украинские земли «обеих сторон Днепра». Еще перед тем Брюховецкий направил письма всех старшин и жителей полков Левобережной Украине с оговоркой относительно Андрусовского договоренностей.

1668 В нем он говорит понимание украинской элитой проблемы международного раздела казацкой державы между сильными соседями: «... Теперь же, когда больших оных монархов, царской его пресветлого Величества и королевской милости величества, согласия перемирия, а затем и вечного заключения, клятвами закреплении, в успокоение беде Украины, одна сторона Днепра от Москвы царского величества, а вторая от стороны Польской королю его милости определены и вовсе отдано, чтобы ее теми мирами, сиречь разделами, малую по малу в прочные той своей стороны взяв руки, а затем и всеми силами наступив, так ее уязвиты, как людей православных христианский народ, особенно войско Запорожское стародавние их местам славным низовым Запорожьем, женщины и дети и сущие младенца, мечом или вечным (миром. - Авт.) в тяжелой, будто египетскую, работу Московскую взятием снести и искоренить пленом вместе, а села с церквами Божьими со всеми их святость огня и запустению сицевому предоставить, чтобы, вместо городов дикие звери и всякий гад, гнезда свои скоренив ... ». А потому, несмотря на раздел Украины, согласно Андрусив-ским перемирием, П. Суховиенко, следует Дорошенко и Брюховецкого и. призывает правобережных и левобережных украинских к единению против внешних врагов: «... и всему единоутробный, на этом и том берегу Днепра проживающему, христианскому народу, открываю и сообщаю и предостерегаю, чтобы вы в союзе и собой милой любви и милости братской связаны крепко, твердо и нерушимо находясь ». Именно такой выход из положения видел гетман одной из частей Правобережной Украины.

О реакции на Андрусовское перемирие еще одного гетмана Левобережной Украины Демьяна Игнатьевича (Многогрешного) может засвидетельствовать следующий факт. Когда в октябре 1669 Андрусовского комиссары пригласили на свое заседание представителей гетмана Многогрешного в качестве наблюдателя, которые должны только присутствовать при переговорах без права голоса, те им ответили следующее: «... на посольском съезде обеих сторон Царской Пресветлой Величества , и короля польского, и князя литовского, и Послам, и Комиссарам в посланиях быть Федору Завадскому, судьи полка Нежинского, Лаврентию борозды, Леонтию Артемович Полуботку, Ееремию Еремиеву, а на съезде им при польских полах сидеть, потому что Царская Величество их за службы пожаловал дворянской честью, а как они служили до этого и Польскому королю, им также за службы давано шляхетство и. привилегии королевские у них есть ..., а только им не сидеть, и им за честь свою стоять и того не уступать ». Итак, левобережная старшина, в отличие от правобережной, соглашалась участвовать в польско-московских переговорах, но на паритетных началах, - «за честь свою стоять», - тем самым превращая переговорный процесс в трехсторонний. Через два года правительство Д. Многогрешного налаживает тесные отношения с П. Дорошенко, а их позиция относительно восприятия перманентных дипломатических встреч Польши и России начала полностью совпадать и была направлена ​​на объединение разделенных между двумя государствами украинских земель под властью другого монарха - в данном случае султана Османской империи.

Очевидно, Андрусовское перемирия 1667 г. между Речью Посполитой и Московским государством лишь де юре разделили казацкую Украину на сферы вплчву польского короля (Правобережье) и русского царя (Левобережье). Де факто его положения долгое время оставались не выполненными включая до 1676 г., учитывая их несприйнятгя большинством представителей украинской государственно-политических структур. Именно попытки Польши и России подписать мир за счет разделения Украине побудило ее тогдашних князей искать поддержки у других протекторов, которые реально смогли обеспечить целостность, казацкого государства.

Читайте также: